8 800 301-60-22

Бесплатный звонок по России

8 499 408-67-62

г. Москва с 10:00-22:00

В корзине (0)
Рус / Eng




ЗАПИШИТЕСЬ

на бесплатную консультацию с Фёдоровой Екатериной









Чехов и проститутки

 Чехов и проститутки  Есть такая тема в биографии классика. Он, как известно, долго не женился, предпочитая коммерческий вариант любви, и был постоянным клиентом борделей. Причем клиентом привередливым. Например, публичные дома  Томска  его  не впечатлили : «Вернулся полицейский... Попросил водки. Не помню ни одного сибирского интеллигента, который, придя ко мне, не попросил бы водки. Говорил, что у него завелась "любвишка" - замужняя женщина; дал прочесть мне прошение на высочайшее имя насчет развода. Затем предложил мне съездить посмот реть томские дома терпимости. Вернувшис ь из домов терпимости. Противно » . Но это частный случай, который не отбил у Антона Павловича охоту и дальше «инспектировать» все встречные бордели, благо   на здоровье писатель тогда еще не жаловался. Чахотка, гонорея и все остальные болезни у него появились позже. 

В 1890 году 30-летний Чехов предпринял главное путешествие своей жизни – на Сахалин. Это известный факт биографии писателя. Во время поездки он провел настоящую перепись населения Сахалина, собрав несколько тысяч карточек о жителях острова, общался с людьми (а это в основном были ссыльные), набрал богатый материал для рассказов и заметок, написал сборник очерков «Из Сибири» и  замечательную книгу «Остров Сахалин». Добирался до Сахалина Чехов через Сибирь (это заняло без малого три месяца), а возвращался домой морским путем: Владивосток – Гонконг – Сингапур – остров Цейлон – Суэцкий канал – Константинополь – Одесса. И везде он находил время и силы на пикантные приключения, которые с удовольствием описывал в письмах друзьям и знакомым. К сожалению, высокое звание русского классика, защитника «маленького человека» заставило советских биографов  писателя  как следует отфильтровать его архив. Часть сомнительных с моральной точки зрения писем и заметок пропали без следа, часть зарыта где-то в архивах и еще ждет своих первооткрывателей, но кое-что просочилось в открытый доступ.
Из письма Чехова А.С. Суворину (Благовещенск, 27 июня 1890 г.): 
«Я в Амур влюблен; охотно бы пожил на нем года два. И красиво, и просторно, и свободно, и тепло. Швейцария и Франция никогда не знали такой свободы. Последний ссыльный дышит на Амуре легче, чем самый первый генерал в России. 
Китайцы начинают встречаться с Иркутска, а здесь их больше, чем мух. Это добродушнейший народ... С Благовещенска начинаются японцы, или, вернее, японки. Это маленькие брюнетки с большой мудреной прической, с красивым туловищем и, как мне показалось, с короткими бедрами. Одеваются красиво. В языке их преобладает звук "тц". Когда из любопытства употребляешь японку, то начинаешь понимать Скальковского, который , говорят, снялся на карточке с какой-то японской блядью. Комнатка у японки чистенькая, азиатски-сентиментальная, уставленная мелкими вещичками: ни тазов, ни каучуков, ни генеральских портретов. На подушку ложитесь вы, а японка, чтобы не испортить себе прическу, кладет под голову деревянную подставку. Затылок ложится на вогнутую часть. Стыдливость японка понимает по-своему: огня она не тушит и на вопрос, как по-японски называется то или другое, она отвечает прямо и при этом, плохо понимая русский язык, указывает пальцами и даже берет в руки, и при этом не ломается и не жеманится, как русские. И все время смеется и сыплет звуком «тц». В деле выказывает мастерство изумительное, так что вам кажется, что вы не употребляете, а участвуете в верховой езде высшей школы. Кончая, японка тащит из рукава зубками листок хлопчатой бумаги, ловит вас за «мальчика» (помните Марию Крестовскую?) и неожиданно для вас производит обтирание, при этом бумага щекочет живот. И все это кокетливо, смеясь и с «тц».
Здесь, пожалуй, нужны некоторые пояснения, потому что современному человеку совершенно непонятно, откуда на нашем Дальнем Востоке взялись гейши (по поводу китайцев, как правило, вопросов не возникает). Дело в том, что до  В торой мировой войны Япония была диким, средневековым и абсолютно нищим государством,  главным экспортным товаром  которого  были проститутки , а основной отраслью экономики – секс . Это после войны, получив американские кредиты, японцы стали активно менять и экономику, и ими дж стр аны. Но д о середины 20-го века японские публичные дома были распространены на Дальнем Востоке России, как сегодня суши-бары .  Что неудивительно, если принять в расчет состав населения этой окраины России. Кто там жил? Казаки, военные, старатели, контрабандисты, разномастные бандиты, авантюристы и искателями приключений всех сортов – то есть в большинстве своем одинокие мужчины при деньгах. Таким был и Антон Павлович.
Не менее волнующие приключения ждали Чехова и на обратном пути с Сахалина. С Цейлона он писал: «Здесь в раю я по самое горло насытился пальмовыми лесами и бронзовыми женщинами. Когда у меня будут дети, то я не без гордости скажу им: «Сукины дети, я на своем веку имел сношение с черноглазой индуской... и где же? в кокосовом лесу, в лунную ночь!» .
Остается только гадать, почему до сих пор в предложениях туристических агентств отсутствует маршрут «По памятным местам Чехова». Думаю, секс-туризм по-чеховски пользовался бы заслуженной популярностью.





Комментарии (0)

    Популярные тренинги