Статьи

1 июня 2012

Все, что нужно знать о Фрейде. Часть 7.

№7. Фрейд и кокаин.

О том, что Фрейд был наркоманом, не написал только ленивый, но, к сожалению, это правда, большую часть жизни Зигмунд действительно употреблял и даже пропагандировал. Как из песни не выкинуть слова, так из биографии Фрейда не вымарать кокаин. Впрочем, Э. Джонс (официальный биограф Фрейда) пытался это сделать, и некоторое время ему это даже удавалось, пока не были обнародованы его письма. Они красноречиво свидетельствуют о нечестности биографа: «Я опасаюсь, что Фрейд принял больше кокаина, чем должен был, а также предпочитаю об этом не говорить»; «До того, как опасность наркотиков была определена, Фрейд уже представлял социальную угрозу, так как он толкал всех, кого знал, принимать кокаин».

В 1883 году Теодор Ашенбрандт для поднятия духа и повышения выносливости рекомендовал военнослужащим баварской армии употребление кокаина. Его отчет о результатах привлек внимание широкой медицинской общественности. В числе заинтересовавшихся оказался и Фрейд. Что было дальше? По одной версии мужественный ученый приступил к исследованиям психостимулирующих свойств кокаина на самом себе. По другой версии Фрейд тупо начал употреблять, а опасные эксперименты ставил на своем друге и удачливом сопернике Флейшле.

1884 г. – Фрейд кокаин нюхает, но дозу контролирует, поэтому находятся в состоянии непреходящей эйфории. Наркотик избавляет его от депрессии, подавляет страхи и комплексы, придает уверенности. Употребляя кокаин, Зигмунд становится таким, каким всегда хотел быть, но не мог.

Из письма Фрейда своей невесте Марте: «Берегись, моя Принцесса! Когда я приеду, то зацелую тебя до синяков и откормлю так, что ты станешь совсем пухлой. А если ты будешь непослушной, то увидишь, кто из нас двоих сильнее: нежная маленькая девочка, которая мало ест, или высокий пылкий господин с кокаином в теле. Во время последнего сильного приступа депрессии я вновь принял коки, и небольшая доза меня прекрасно взбодрила. В настоящее время я собираю все, что написано об этом волшебном веществе, чтобы написать поэму в его честь».

А вот «другу» Флейшлю он вводит кокаин внутривенно, что усиливает токсичность вещества в 2-3 раза. Дозы, вводимые Флейшлю, для человека фатальны. Флейшль начинает страдать от фобий и параноидальных галлюцинаций, ему кажется, что «по его коже ползают белые змеи», но доктор и не думает останавливать «эксперимент».

Наблюдая, как Флейшль умирает, Фрейд пишет статью «Über Coca», в которой восхваляет кокаин, как лекарство буквально от всего. Он называет его «магическим», настойчиво рекомендует для всеобщего использования (как анестетик, средство от астмы, сифилиса, депрессии, неврозов, алкоголизма, импотенции и расстройства пищеварения), ведь «смертельная доза кокаина для человека очень высока, и, скорее всего, таковой не существует». Кокаин, как писал Фрейд, вызывает «подъем духа и продолжительную эйфорию, которая ничем не отличается от обычной эйфории здорового человека. Вы замечаете рост возможностей самоконтроля, прилив жизненных сил и увеличение работоспособности. Другими словами, остаетесь совершенно нормальным человеком, и очень скоро уже просто не верите, что находитесь под воздействием препарата... Продолжительная и интенсивная физическая работа выполняется, не оставляя ощущения усталости. Результат достигается без каких бы то ни было неприятных побочных эффектов, характерных для воздействия алкоголем. Абсолютно никакой тяги к кокаину не появляется ни после первого, ни после последующих применений лекарства». По поводу отсутствия тяги это не ошибка в расчетах, это ложь, потому что сам ученый на тот момент «сидел» уже достаточно плотно и о том, что к «продукту» чрезвычайно легко привыкнуть, знал на собственном опыте.

Фрейд одну за другой публикует восторженные статьи о кокаине: «К вопросу об изучении действия кокаина» и «Об общем воздействии кокаина» в 1885 г., «Кокаиномания и кокаинофобия» в 1887 г., параллельно все глубже и глубже погружаясь в зависимость.

К какому-то моменту Фрейд уже не хотел и не мог жить без порошка. Кокаин отвечал ему взаимностью: гнал прочь депрессию, убирал нервозность, «развязывал язык», стимулировал фантазию. Зигмунд даже заметил, что кокаин возбуждает его либидо. Кстати, когда в дальнейшем Фрейд серьезно сократит употребление кокаина, секс из его брака улетучится, но это будет позже.

В 1886 г. медики одумались (все, кроме Фрейда), кокаин был публично осужден как одно из бедствий человечества вместе с опиумом и алкоголем. А Фрейд не только продолжал употреблять, но подсаживал на наркотик все новых своих клиентов.

В 1891 г. Флейшль, которого Фрейд сделал наркоманом, умирает. Впоследствии отец психоанализа приложит немало усилий, чтобы скрыть следы своего преступления. В «Толковании сновидений» в описании сна об Ирме он изменит год смерти Флейшля с 1891 на 1895 г., он уничтожит все свои дневники и письма, из которых можно узнать, что он и Флейшль были соперниками и т.д.

12 лет Фрейд нюхал и воспевал хвалы наркотику. Потом начались серьезные проблемы со здоровьем.

Фрейд страдал сердечными приступами, головными болями, кровотечением из носа – это типичные симптомы кокаиновых наркоманов. Осенью 1896 года, на следующий день после похорон отца, Фрейд заявил, что покончил с кокаином. Но заявить оказалось легче, чем сделать. Хотя объем потребляемого наркотика был заметно уменьшен, отказаться от него совсем Фрейд еще долго не мог. По предположениям некоторых биографов он использовал это вещество до конца своей жизни. Впрочем, прямых доказательств этому нет. Есть только косвенные. В 1923 году на нёбе у Фрейда  была обнаружена раковая опухоль. Ее оперировали, но неудачно. За следующие 16 лет Фрейд перенесет еще 32 мучительные операции, и после каждой из них он будет чувствовать себя хуже и хуже. Ему удалят часть челюсти, ему придется пользоваться неудобным протезом, который оставляет незаживающие раны и мешает говорить. Последние 20 лет жизни Фрейда – это бесконечные, изнурительные физические страдания. Мог ли их вынести человек, привыкший «занюхивать» любое минимальное беспокойство? Ответа мы не знаем, можем только догадываться. Зато мы знаем, как он умер. К 1939 году этот пожилой человек был окончательно сломлен болью и страданием. Он убедил Макса Шура, ухаживавшего за ним доктора, и свою дочь Анну помочь ему умереть. Шур ввел  Фрейду  морфий в дозе, достаточной для прерывания жизни старого слабого человека. Фрейд умер, ему было 83 года.

Мешал ли кокаин научной работе? В случае с Фрейдом, он, скорее всего, не только не мешал, но и был основной движущей силой. Первые заявления Фрейда о своей теории хронологически совпадают и с началом кокаинового периода его жизни.

А если внимательно посмотреть на психоанализ, то можно заметить, что вся теория – это всего лишь попытка доказать, что человек не в силах сопротивляться своим внутренним монстрам. Но разве Фрейд первооткрыватель этой «правды»? Нет, любой наркоман говорит ее себе каждый день. Самый явный и разрушительный симптом наркотической зависимости – это попытки наркомана убедить самого себя в том, что ничего страшного не происходит, его увлечение безопасно, да и вообще изменить что-либо в любом случае не в его силах.

Фрейд не только был наркоманом, он был первым, кто широко рекламировал  кокаин  как тонизирующее средство для лечения депрессии и импотенции. Альбрехт Эрленмейер, выдающаяся фигура в области изучения наркотической зависимости, обвинил Фрейда в том, что он выпустил на свет «третий бич человечества». Как оказалось, это пророчество было недалеко от истины. Широкая известность кокаина в Европе напрямую связана с именем психоаналитика.

Продолжение следует…