Статьи

22 мая 2012

10 фактов, которые стыдно не знать о Фрейде (Часть 6).

Все, что нужно знать о Фрейде. Часть 6.

«Анатомия – это судьба»


«Пусть нервничают биографы, мы не сделаем их задачу слишком легкой. Пусть каждый из них будет уверен в своей правоте, в собственной "концепции развития героя". Даже теперь я испытываю удовольствие при мысли о том, как все они будут заблуждаться» – из письма Фрейда к Марте.



№6. Фрейд и женщины.
Мы ничего не поймем ни в жизни  Фрейда, ни в психоанализе, если не узнаем, как складывались отношения Фрейда с женщинами. Надо сказать, что и сам Фрейд, и его биографы и наследники сделали все возможное, чтобы мы никогда не докопались до истины и довольствовались лишь созданными ими сладенькими мифами. Но истина, как утопленник, рано или поздно всплывает. И утопленник Фрейда пахнет совсем не мимозами.

Начнем с семьи.
Якоб Фрейд (впоследствии отец Зигмунда) то ли овдовел, то ли развелся, но по итогу остался один с двумя сыновьями Филиппом и Эммануилом. Сыновья выросли, Эммануил женился и стал жить отдельно, а у Филиппа появилась невеста Амалия Натансон. Пять лет молодые люди были помолвлены, Амалия часто бывала в доме Фрейдов, и, как выяснилось чуть позже, зачем-то спала не только со своим женихом, но и с его отцом, от которого и забеременела. Филипп от женитьбы на неверной отказался, и по настоянию еврейской общины это пришлось сделать Якобу. Вскоре у них родился сын Зигмунд, а Амалия не сдержалась и опять стала спать с Филиппом, от которого вскоре и родила сначала мальчика, который быстро умер, а потом и сестру Зигмунда Анну (от кого родились две следующие сестры, история умалчивает). Якоб Фрейд такому повороту событий не радовался, но резких движений не делал, так как и сам был не без греха – он спал с няней, Моникой, переехавшей в доме Фрейдов еще до появления Амалии. Кстати, эта же Моника стала для Зигмунда его «наставницей в вопросах секса». А еще она то ли приворовывала, то ли шантажировала Фрейдов, и Филипп упек ее в тюрьму. Еврейская община города Фрайберга всю эту санта-барбару с привкусом инцеста Фрейдам не простила, и семейству пришлось бежать от позора из Фрайберга сначала в Лейпциг, а потом в Вену. Вот такая семья. Потом еще был скандал с выпуском фальшивых рублей и переправкой их в Одессу, к братьям Амалии, но это уже другая история. И, чуть не забыла, в раннем возрасте у Зигмунда были сексуальные чувства к собственной матери.

Следующая остановка – первый сексуальный опыт.
Это событие, которое, безусловно, оказывает влияние на всю последующую интимную жизнь человека. И здесь у Фрейда все вышло опять как-то некрасиво. В возрасте 15 лет Зигмунд гостил у родственников во Фрайберге. Там же были его племянник Джон (14 лет) и племянница Полина (сестра Джона, приблизительно 13 лет). Тогда между Зигмундом и Полиной и случился самый настоящий половой акт. Никаких влюбленностей, нежных детских привязанностей или поцелуев этому не предшествовало. Как раз наоборот, Зигмунд вместе с Джоном по отношению к Полине устроили настоящую дедовщину. Судя по всему, Полина была просто изнасилована Зигмундом при непонятном участии Джона.

Безответная любовь.

Со своей будущей женой Мартой Бернайс Зигмунд познакомился через ее подругу Берту Паппенхейм. Фрейду тогда было 17 лет, Марте – 12, Берте – 14. Собственно влюблен Фрейд был в Берту, а отнюдь не в малышку Марту. В течение 3-4 лет Фрейд добивался Берты. Но Берта сначала просто не обращала на него внимания, а через три года и вовсе предпочла ему другого кавалера. Да и немудрено. Если на одной чаше весов нищий и безродный, самовлюбленный и настырный студент-неудачник с тяжелым характером, который отхаркивается прямо на чистую лестницу и ходит в грязных сапогах по ковру, а на другой – аристократ из старинного венского рода, красавец с безупречными манерами, остроумный, добрый, богатый, говорящий на шести языках профессор университета с прекрасной перспективой на будущее… Конечно, она выбрала 30-летнего Эрнста Флейшля, за что впоследствии дорого заплатили и сама Берта, и ее избранник.
Вот хронология этой безответной любви Фрейда.
1873 г. – Юный Фрейд влюбляется в Берту.
1876 г. – В компанию Зигмунда, Берты и Марты вливается Эрнст Флейшль фон Марксов.
И без того хилые шансы Фрейда на взаимность сводятся практически к нулю.
1880 г. – Берта и Эрнст становятся официальными женихом и невестой. Дружная компания распадается. Фрейд страдает от ревности и ненавидит объект своей страсти за отвергнутую любовь. Но и отступиться от Берты он не может. Чтобы не потерять ее окончательно, Фрейду необходимо предпринять какие-то шаги. Обстоятельства складывались удачно – Берта и ее отец подхватили какую-то легочную инфекцию (скорее всего туберкулезный менингит). У Берты помимо этого были сильная лицевая невралгия и нервное расстройство неясной природы. И Йозеф Брейер – самый модный на тот момент врач в Вене, а заодно учитель и друг Фрейда, рекомендовал своего юного друга Паппенхеймам на роль домашнего врача. С этого момента Зигмунд мог круглосуточно дежурить около постели больной, оттеснив соперника. Фрейд бодро взялся за дело, быстро поставил диагноз и отцу, и дочери – истерия. И начал лечить.
Для снятия боли и нервно-психических беспокойств он бесконечно пичкал свою пациентку морфием. По сути, морфин стал способом контроля над Бертой. Кроме того, у Фрейда в отношении морфина существовала особая теория. Он был уверен, что в морфине скрыта сексуальная сила, и с его помощью можно повышать либидо. Либидо у бедняжки не поднялось, но начались зрительные и слуховые галлюцинации, страхи и фобии, тяжелая затяжная депрессия. Большую часть времени она находилась в полубессознательном состоянии. Фрейду, вероятно, очень нравилось видеть строптивую даму сердца такой беззащитной и полностью зависимой от него. Но помимо этого она была для него и неким полигоном для экспериментов над сознанием человека. Впрочем, эксперименты были все сплошь неудачные. Ни «лечение разговором», ни гипноз улучшения состояния не давали, а морфий ее просто постепенно убивал. Что чувствовал при этом «доктор»? Вряд ли мы это когда-нибудь узнаем. Он то упивался мщением и своей властью, то мучился и переживал за свою пациентку. Но в любом случае, он не брал на себя ответственность за ее болезнь. Вообще, самый большой порок Фрейда состоит в том, что он всегда считал себя правым и редко испытывал угрызения совести. «Если у тебя есть еще боли, то в этом виновата ты сама».
Флейшль также становится активным потребителем морфия и, скорее всего, не без помощи Фрейда.
1881 г. – Берте сделали небольшую операцию, перерезав одно из нервных окончаний, но невралгическая боль не прекратилась. Фрейд по-прежнему закалывал ее морфином. Берта лишилась сна, и это окончательно расшатало ее нервную систему. Отец Берты – Зигмунд Паппенхейм умер.
1882 г. – Брейер, увидев, что происходит  с пациенткой его протеже (а Берта была уже в невменяемом состоянии), не на шутку испугался и настоял на немедленном помещении ее в психиатрическую клинику.
Фрейду запретили бывать в доме Паппенхеймов и встречаться с Бертой; Флейшль осудил его методику лечения, а Брейер перестал посылать ему больных. Всю свою последующую жизнь Фрейд испытывал комплекс вины и мести, и пытался оправдаться в книгах. А пока, потерявший всякую надежду на выздоровление Берты, он, наконец, заметил Марту и переключил свое внимание на нее. Впрочем, отступившись от Берты, Фрейд так и не смог ее забыть. Он наблюдал за ней почти всю свою сознательную жизнь. И Анна О., чья история описана в «Исследовании истерии» (1895 г.) и Ирма из книги «Толкование сновидений» – это все Берта, его первая и главная пациентка и его единственная страсть.
1883 г. – Фрейд по-прежнему любит Берту, но делает вид, что ее не знает, а с Флейшлем, с которым за три года до этого прекратил всякие контакты, неожиданно сближается. Он при каждом удобном случае публично восхищается Флейшлем как ученым и человеком. Зачем? Судя по всему, чтобы прикончить его кокаином. По официальной версии Фрейд помогает другу избавиться от привычки к морфину. «Помогает» с помощью внутривенного введения убойных доз кокаина, вред от которого Фрейд вполне ясно осознает.
1884 г. – Фрейд вводит Флейшлю фатальную дозу кокаина. И хотя впоследствии он это отрицает, при анализе сновидения об Ирме мы видим, попытку самооправдания: «Я не виновен, я не виновен, он сам виноват, он сам виноват, она сама виновата, она сама виновата…».
1885 г. – Фрейд делает все возможное, чтобы имя Берты было забыто. Он уничтожил все свои письма и дневники, где она упоминается и уезжает на стажировку к Шарко в Париж.
Итог этой романтической истории: Флейшль умер, Берта выжила. Впоследствии она дала обет безбрачия, стала видным общественным деятелем, помогала сиротам и бездомным, боролась за права женщин.
Фрейд всю жизнь был зациклен на Берте. Для него эта безответная любовь обернулась пожизненным комплексом вины, ненавистью и презрением к женщинам вообще. По сути, весь психоанализ – это безуспешная попытка оправдать свои преступления и отомстить за отвергнутую любовь и унижение.

Ну и наконец, женитьба.
Марта Бернайс, неразлучная подруга Берты, была непосредственным свидетелем и участником всех этих событий. Почему она не испугалась отношений с Фрейдом, почему благосклонно приняла его вялые ухаживания – вопрос открытый. Скорее всего, она понимала, что отношения с ней для Фрейда это только попытка забыть Берту. Наверное, она его любила.
Ее родители чувств дочери не разделяли и явно не готовы были видеть Фрейда своим зятем. Поэтому, а еще потому, что Фрейд был нищ, как церковная крыса, стадия жениховства растянулась почти на пять лет. Впрочем, на момент женитьбы денег по-прежнему не было. Помолвка состоялась в 1882 году. Марта подарила Фрейду кольцо, полученное по наследству от дедушки. Фрейд же смог купить ей кольцо лишь через полтора года, и это было обыкновенное дешевое колечко с гранатом. Но ведь не это главное.
В 1886 г. – Фрейд и Марта поженились официально.
Еще до этого события Фрейд уничтожил все свои дневники и письма предшествующих 14 лет, где упоминалось имя Берты. Может Зигмунд и правда любил Марту, но ни его музой, ни его страстью она так и не стала. Сначала он ее тихо любил, потом тихо ненавидел.
Фрейд считал, что у его жены недостаток либидо и даже пробовал лечить это с помощью кокаина. Слава богу, быстро прекратил, так как улучшения не наблюдалось.
А еще  Фрейд  считал, что все существующие на тот момент методы предохранения вызывают неврозы и вредны для человека. В результате за первые восемь лет брака (с 1887 по 1895 гг.) Марта родила ему шестерых детей, после чего и так «ограниченное половое общение в браке» и вовсе прекратились.

И адюльтер…
Свое либидо Фрейд реализовывал с сестрой жены Минной, которая с 1895 г. жила вместе с Фрейдами и, более того, в спальню Минны можно было попасть только через семейную спальню Фрейдов. И хотя в письме к своей сестре Розе Зигмунд писал про Минну, что она «очень некрасива и толста как гиппопотам», он ездил с ней вдвоем по курортам, а злые языки даже поговаривали о беременности свояченицы от Фрейда и последующем аборте. Вряд ли такое можно не замечать, поэтому логично предположить, что Марта не только знала об этом романе, но и не имела ничего против. Возможно, сестры даже заключили что-то наподобие договора, на рассудительную Марту это вполне похоже. Вероятно, целью всей операции было, во что бы то ни стало удержать мужа в семье. А поводы для волнения у Марты явно были. Муж, страдающий от половой неудовлетворенности, в больном воображении которого постоянно крутятся сексуальные образы, пропагандист сексуальной свободы («Сексуальная мораль, как ее определяет общество, кажется мне весьма жалкой. Я стою за несравнимо более свободную сексуальную жизнь»), который бесконечно «анализирует» женщин – это повод для беспокойства.
По косвенным уликам можно предположить, что от пациенток-любовниц Марта своего супруга все-таки не уберегла, но явных доказательств этому нет.
Среди коллег Зигмунда ходили слухи о его подозрительной дружбе с коллегой Вильгельмом Флиссом, но и здесь никаких достоверных доказательств не сохранилось, если только не считать того факта, что Фрейд на полном серьезе считал женщин существами неполноценными.
Фрейд в принципе рассматривал женщину, как недоделанного, «бракованного» мужчину и искренне верил, что женщины думают точно также. Он был убежден, что девочки переживают отсутствие пениса как страшную трагедию, от того и страдают хроническим комплексом неполноценности. Даже желание женщины иметь ребенка он интерпретировал, как желание компенсировать отсутствие пениса. Но ущербность женщин не ограничивалось отсутствием пениса, она распространялась и на моральные, интеллектуальные и прочие качества: «Я думаю, что интеллектуальное отставание женщин, являющееся неоспоримой реальностью, относится к заторможенности мысли, обретенной в результате сексуальной репрессии». Фрейд очень четко обозначил место женщины  «Женщины пришли в мир для других вещей, но не для мудрости», основная функция женщин «быть ангелами, угождающими нуждам и комфорту мужчин».

Вывод.
Приходится признать: Фрейд не любил женщин. Он презрительно отзывался об их уме, деловых и моральных качествах. Он считал их инфантильными, невежественными, истеричными, похотливыми и безнравственными. Но это не стало бы проблемой, если бы при этом Фрейд не был помешан на сексе. А вот сочетание любви к сексу и отвращения к женщинам – это уже прямой путь к безумию.
Юнг так обобщил поведение Фрейда: «Фрейд никогда не задавал себе вопроса, почему ему без конца приходилось говорить о сексе, почему он был до такой степени одержим этой мыслью. Никогда он не отдавал себе отчета в том, что однообразие интерпретации было свидетельством бегства от самого себя».

Продолжение следует…