Статьи

20 апреля 2012

10 фактов, которые стыдно не знать о Фрейде (Часть 5).

Все, что нужно знать о Фрейде. Часть 5.

«Каждый нормальный человек на самом деле нормален лишь отчасти»

В Америке к психоаналитикам ходит каждый седьмой, в Европе - каждый пятый, у нас такой статистики не ведется, но по косвенным уликам можно догадаться, что и у наших психоаналитиков жизнь удалась. Человека, придумавшего такой заработок, звали Зигмунд Фрейд. Это он изобрел психоанализ и теорию личности. Что касается психоанализа, то тут все понятно (от $50 в час), а вот о теории все вроде что-то слышали, но сами не читали и разбираться не пробовали. Это можно понять, читать Фрейда тот еще праздник, но нравится нам это или нет, Фрейд – фигура для нашего века знаковая и знать (ну хотя бы в общих чертах) суть его теории надо.
Я упросила для вас задачу – написала «10 вещей, которые стыдно не знать о Фрейде».



№5. Метод Фрейда.

«Лечу нервные расстройства разного типа»  – гласило объявление в газете. Это Фрейд пытался вытащить семью из нищеты. Вскоре появились первые пациенты. «Чего мне с ними делать, Марта, а? У меня и практики нет. Может, учебник почитать?». Первым попался учебник по электротерапии и к пациентам были тут же подсоединены электроды. Пациентам не понравилось. Тогда в ход пошел гипноз, которому Фрейд обучался у Шарко. Но Фрейд не любил смотреть людям в глаза, и гипноз ему не давался. Тогда он изобрел метод концентрации – накладывал руки или палец на лоб больному, давил и спрашивал: «Что вас беспокоит? Что?! Что?!». Тоже не сложилось. От отчаянья Фрейд пробовал массажи, ванны, отдых, диеты, усиленное питание. Все напрасно. Трогать пациентов руками и мучить вопросами он перестал после 1896 года, когда, наконец, придумал, свой оригинальный метод. Идея была проста, как все гениальное. Пациент укладывался на кушетку, Фрейд садился за его головой. Таким образом убивалось сразу несколько зайцев: не нужно было смотреть в глаза пациенту, не нужно было контролировать выражение своего лица, а положение за спиной больного обеспечивало необходимое для терапии давящее чувство присутствия врача. И никаких утомительных (для врача) вопросов – пациент должен был говорить все, что придет на ум. Насчет «говорить», кстати, придумал не Фрейд, а его друг и коллега Йозеф Брейер, который назвал свой метод катартическим или «разговорным лечением», он же первым высказал идею о том, что рассказав о своих переживаниях, пациент от них избавляется. Фрейд назвал это методом свободных ассоциаций. Примерно в это же время Фрейд  впервые употребил термин «психоанализ». Вскоре основные догмы психоанализа были дополнены еще несколькими важными пунктами. Сеанс должен стоить дорого. «Плата за терапию должна существенно сказываться на кармане пациента, иначе терапия идет худо». Чтобы доказать этот постулат, Фрейд еженедельно принимал одного бесплатного пациента и обреченно разводил руками: больной совершенно не прогрессировал. Сеанс должен длиться не более 45-50 минут. Даже если рассказ пациента нужно было прервать на самом интересном месте, Фрейд делал это, объясняя, что временной прессинг – именно то, что поможет поскорее избавиться от недуга. И, самое главное – принцип невмешательства, равнодушие к пациенту. Естественно, не потому, что сочувствовать утомительно для доктора, а в самых благих целях. «Психоаналитик должен подолгу слушать, не выказывать реакции и только время от времени вставлять отдельные реплики. Психоаналитик не должен удовлетворять пациента своими оценками и советами». Терапия Фрейда изначально была директивной. То есть, ни о каком равноправном отношении между врачом и пациентом не было и речи. Пациент обязан был безусловно верить и подчиняться врачу. А врач не просто делился с пациентом своими наблюдениями, но внушал ему свое толкование, которое пациент обязан был без капризов принять. Это внушение, по мнению Фрейда, и обеспечивает катарсис и последующее за ним выздоровление. То есть пациенту сначала предлагается поверить в трактовку врача, а потом в то, что он уже здоров.

Причинами неврозов Фрейд сначала считал полузабытые психические травмы, связанные с сексуальным насилием, пережитым в детстве. Соответственно, на сеансах события прошлого восстанавливались, после чего патологические симптомы ослабевали. Конечно, некоторые особо упрямые пациенты наотрез отказывались признавать факт сексуального насилия и даже обвиняли доктора в том, что он пытается внушить им свои собственные нездоровые фантазии. Научное сообщество с гипотезой Фрейда о происхождении неврозов тоже не согласилось. «Ослы оказали ледяной прием моей лекции об этиологии истерии, а Крафт-Эбинг обронил странное замечание: «Звучит как сказка с научным уклоном» - писал Фрейд в письме Флиссу. Но вскоре он слегка подкорректировал свои взгляды. Он решил, что все эти воспоминания о насилии «были плодами их (пациентов) фантазии на почве инфантильных эротических переживаний». Как потом объяснила дочь и последователь Фрейда Анна Фрейд «сохранить гипотезу о реальности развратных действий означало бы отказаться от Эдипова комплекса, а вместе с ним – и от принципиальной роли сексуальной фантазии, сознательной или бессознательной. По существу, я полагаю, это означало бы потерять весь психоанализ».

Продолжение следует…